Алексей Максимов: «У многих из нас нет автомобиля, но есть самолёт»

Алексей Максимов – профессиональный лётчик, сумевший воплотить мечту в реальность.
Алексей приобрел самолет «Л-29», точнее, спас машину от участи отправиться на металлолом, отремонтировал то, что было, докупил недостающих деталей, собрал вокруг себя единомышленников – инженеров и пилотов. Так образовался аэроклуб «Феникс», где есть возможность подняться в небо на самом настоящем реактивном самолете.

О тех, кто летает на истребителях, как грамотно содержать машину в эксплуатации, ежедневном риске и рушащих стереотипы историях Максим рассказал Sportinsider.ru.

- Выбор профессии пилота был осознанным?

— Сколько себя помню, я к этому всегда стремился. Начал летать в 1989 году в ДОСААФе на ЯК-52. В гражданскую авиацию не тянет – кажется, чуть-чуть скучновато. Вот ближе к пенсии – может быть. Пока здоровье позволяет, почему не летать на маневренных самолетах типа «Л-29» Дельфин – это поистине легендарный самолет, открывший дорогу в небо большинству летчиков ВВС СССР.

892166_648188145215648_1262664648_o

 

- Ощущения после первого полёта?

— Первый самостоятельный полет сложно забыть. У меня было совсем немного  часов налета было на тот момент. Тем не менее надо было лететь: сидишь в кабине, инструктора рядом нет, понимаешь, что сейчас колеса от взлетной полосы оторвутся, и у тебя выхода уже никакого нет, ты к обочине не прижмёшься, не позвонишь другу, не позовёшь инструктора. Ты – наедине с самолетом. И выход есть только один – пролететь и штатно сесть. Это такое первое серьезное самостоятельное решение, влияет сильно на психологию. Это необратимые действия, которые отыграть ты уже никак не сможешь.

1268437_647949048572891_2062474812_o

- Быстро привыкаешь к тому, что умеешь управлять самолётом?

— Ну перья вырастают быстро, конечно. Зачастую оперяешься раньше, чем набираешь должный опыт и практику. Тебе кажется, что всем это очень важно, все должны это оценить, но потом, конечно, всё проходит и более спокойно относишься к этому. Это профессия, которая нравится, которая интересна.

Первое ощущение гордости за себя, когда ты можешь управлять самолетом – оно совершенно особенное.

882223_647535025280960_1996354116_o

 

- Как так сложилось, что ты стал владельцем реактивного самолета?

— В 1993 году «Л-29» сняли с вооружения и перестали использовать для обучения курсантов, какую-то часть распилили на металлолом, какую-то часть удалось сохранить, выкупить. Вот этот самолет, на котором я летаю в аэроклубе «Феникс», он хранился то в одном месте, то в другом – но неравнодушные люди не дали этому самолету разойтись по кусочкам на металлолом, а мне удалось купить такой самолет в хорошем состоянии – не за дёшево. А дальше – достаточно долгий процесс доведения его до состояния, когда летать не страшно. Наверное, он и тогда б поднялся в воздух совершенно спокойно, но одно дело, когда на самолете страшно летать, другое дело, когда ты знаешь машину, знаешь её техническое состояние и в связи с этим не страшно.

Летчик

- Как реагируют люди, когда в разговоре случается упомянуть, что у тебя есть самолёт?

— Сталкиваюсь с таким стереотипом, что когда говоришь, что у тебя есть самолёт, тем более реактивный самолёт, тебя начинают воспринимать по меньшей мере как состоятельного человека. На самом деле это не так – содержать «Л-ку» («Л-29», прим.), летать на ней, довольно дорого.

У многих из нас нет автомобилей, но есть самолёт.

Здесь не столько деньги многое решают, сколько знания и умение.

Здесь нет каких-то золотых гор, бизнеса за спиной, который тебя кормит, за счёт которого можно содержать самолёт.

Финансово решать какие-то возникающие сложности – очень дорого, но если ты действительно сам понимаешь, что делать, как обслуживать самолет, знаешь, где найти специалистов, а они уже многие старенькие, немногие могут работать на самолете, могут только помогать знаниями, опытом. Приходится делать очень многое своими руками. Когда такой подход, то всё совершенно по-другому.

Будни пилотов

Будни пилотов

- В аэроклубе есть такие профессионалы, готовые помочь советом?

— Сергей Алексеевич – замечательный инженер, который очень хорошо знает эти самолёты, отличный специалист как раз по «Л-29», «Миг-15», «Миг-21». Но «Л-29» он знает, можно сказать, до каждого винтика, без справочника помнит все регулировки, которые должны быть, все зазоры, люфты. Уникальный человек.

Лётный состав и инженеры аэроклуба "Феникс"

Лётный состав и инженеры аэроклуба «Феникс»

- Как возник аэроклуб «Феникс»?

— Аэроклуб «Феникс» существует для нескольких вещей. Первое – чтобы объединить людей, которые эксплуатируют «Л-29», тем самым снизив издержки на общую эксплуатацию. У нас некий пул самолётов, есть люди со своими самолётами, есть люди, которые любят «Л-ки», летали на них еще в военных училищах.

Самолеты в небе

В основном, большая часть клуба – это бывшие военные лётчики, пенсионеры. Есть молодые люди, которые научились летать на «Л-29». Сам аэроклуб – это общественная организация, некоммерческая. После полёта мы делаем красивое видео. В аэроклубе мы сделали упор на медиа-контент, потому что людям хочется пересматривать яркие моменты и свои эмоции в полете. Мы специализируемся именно на авиационном видео.

- С кем больше всего запомнились полёты?

— В аэроклубе летало очень много замечательных людей. Вот Настя Нифонтова летала со мной, очень интересно было с ней и пообщаться, и полетать, Яхнич Надя, Наташа Любимова – ну это из мото-тусовки, а так самые разные люди летают.

Надин Яхнич

Надя Яхнич

Как-то актёра Женю Дятлова вытащили со съёмочной площадки, где они снимали фильм про Чкалова, сказали, мол, Женя, как же ты будешь Чкалова играть, ни разу не летав? Давай мы тебе покажем, что такое пилотаж, чтобы ты более осмысленно к роли относился, прокатили – ему понравилось.

Пилоты - Надя Яхнич и Алексей Максимов

Пилоты — Надя Яхнич и Алексей Максимов

- Кстати, вот с Анастасией Нифонтовой недавно на тему мотоспорта беседовали. Решила спросить, какие у неё впечатления от полёта с тобой на «Л-29″ остались.

Анастасия Нифонтова: «Ощущения совершенно потрясающие. Ты чувствуешь, как тебе поддается мощный реактивный самолет, как тебя вжимает в кресло, и на выходе темнеет в глазах от перегрузки. На земле этого не почувствовать. А какая красота вокруг! Бесконечное небо и белые облака. Понимаешь, на сколько сложно быть летчиком и проникаешься еще большим уважением к этим фантастическим людям».

Анастасия Нифонтова, Ступино (Крутышки)

Анастасия Нифонтова, Ступино (Крутышки)

- Сейчас многие бизнесмены начали приобретать самолеты, учиться летать.

— Это хорошо – развивается малая авиация. Это как кто-то покупает дорогой мотоцикл, делает ему тюнинг и гоняет с бешеной скоростью – тоже увлечение особенное. Среди банкиров есть люди, которые летают вполне уверенно, очень увлекаются пилотированием самолётов, особенно если в детстве мечтали стать лётчиками. Ну и почему не реализовать свою детскую мечту?

В основном, те состоятельные люди, которые летают, они искренне увлечённые люди, приобретающие самолеты не для показа.

А те, которые делают это для шоу, думаю, надолго их не хватает. Когда человек понимает, что спорт – это сложно, требует времени, терпения, и быстрых результатов не будет, то такие автоматически отваливаются.

Сам по себе высший пилотаж – это сложная штука, связанная с повышенным риском.

Выполняя пилотаж, есть очень много «но» — техника, атмосфера, состояние пилота. Когда ты сталкиваешься с проблемой, или происшествия какие-то происходят, друзья погибают в авиакатастрофах, естественно ты начинаешь взвешивать, насколько тебе всё это нужно. Но когда это полностью твоё, это твоя жизнь – ты естественно от этого не отказываешься. Ты понимаешь, что риск – это элемент твоей жизни.